Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

23 января 2020

Как правильно представлять в суд видео- и аудиозаписи и электронную переписку в качестве доказательств

Электронная переписка должна быть заверена нотариусом. Обычные скриншоты и распечатки суд может признать недостаточно достоверными.

Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

Зазулин Анатолий ИгоревичСтарший юрист

Суть любого судебного спора заключается в том, что стороны доказывают те или иные факты, обосновывающие их позицию.

В большинстве случаев на истца возлагается обязанность доказать, например, был ли ему причинен ущерб, образовалась ли перед ним задолженность, была ли осуществлена юридическая процедура с нарушением требований закона и т.п. – перечень можно продолжать очень долго.

С другой стороны, ответчик может либо признать иск, либо возражать против него, приводя свои контрдоказательства и доводы. Между тем, даже при пассивности ответчика суд может отказать лицу в иске, если последнее не представит достаточных доказательств, обосновывающих его правоту.

Данный принцип носит название «бремя доказывания» и является «сердцем» любого судебного разбирательства. Исходя из этого, не трудно прийти к выводу о том, что правильный сбор и представление доказательств суду является главным условием победы в споре.

Современный уровень развития технологий привел к тому, что будущие стороны процесса активно пользуются не только классическими, но и высокотехнологичными средствами связи: переписка по электронной почте и в мессенджерах, веб-сайты и онлайн-формы.

Эти технологии используются не только частными лицами и корпорациями, но и государством посредством портала «Госуслуги». Смартфоны позволяют в любую минуту записать разговор, сделать скриншот сайта, сфотографировать или записать на видео любое событие.

Все это существенно увеличивает возможности сбора доказательств для истца и ответчика. Однако суды склонны скептически относится к таким доказательствам.

Для успешного использования цифровых доказательств в суде необходимо знать правила их правильного представления, чему и посвящена настоящая статья.

Направление в суд электронных документов

Развитие государственных электронных сервисов «МойАрбитр» (для арбитражных судов) и «Правосудие» (для судов общей юрисдикции) привело к тому, что все большее количество обращений подается в суд с их помощью – в виде электронных документов.

Электронные документы бывают двух видов: (1) полностью созданные на компьютере, (2) отсканированные версии печатных документов. И в том, и в другом случае их представление в суд требует обязательного заверения электронно-цифровой подписью.

Электронно-цифровая подпись (ЭЦП) – это цифровой аналог собственноручной подписи, необходимый для идентификации отправителя электронного документа. Существует несколько типов ЭЦП.

  • Простая ЭЦП достаточно часто используется в повседневной жизни. Она представляет собой одноразовый код. С подобным шифрованием данных пользователи постоянно сталкиваются при подтверждении платежа с банковской карты: для успешного завершения операции необходимо ввести код, который присылается на номер телефона, привязанного к карточке.
  • Неквалифицированная ЭЦП не требует введения кодов и проставляется автоматически, если документ отправляется при помощи кабинета прошедшего идентификацию пользователя портала «Госуслуги».
  • Квалифицированная ЭЦП требует специального программного обеспечения и токена – флешки, содержащей криптографический элемент. По своему действию она более всех остальных типов напоминает подписание бумажного документа.

Поскольку сервисы «МойАрбитр» и «Правосудие» интегрированы с порталом «Госуслуги», то любой отправляемый с них электронный документ является подписанным неквалифицированной ЭЦП. Такая форма удостоверения электронных документов достаточна для большинства документов в суде, однако есть исключения.

С использованием квалифицированной ЭЦП податель должен направлять в суд cледующие электронные документы:

  • заявление об обеспечении иска и заявление о применении мер предварительной защиты административного иска, а также исковое заявление, апелляционная или кассационная жалоба с ходатайством об обеспечении;
  • заявление об обеспечении доказательств и заявление об обеспечении исполнения решения суда;
  • ходатайство о приостановлении исполнения решения суда или приостановлении исполнения решения государственного органа.

Эти заявления, поданные без заверения квалифицированной ЭЦП, будут отклонены судом, в связи с чем необходимо всегда помнить о специальных условиях их подачи.

Представление фотографий, аудио- и видеозаписей

В ходе судебного спора часто возникает необходимость в представлении суду аудио- или видеозаписей. Например, аудиозапись телефонного разговора с должником может свидетельствовать о том, что должник признает долг, а видеозапись с камер наблюдения в производственном цеху – о том, что работник не явился на свое рабочее место или крал вверенное ему имущество предприятия.

Во многих спорах такие записи могут исполнять роль главного доказательства и требуют правильного оформления в судебном процессе, а именно соблюдения следующих правил:

  • Аудио- или видеозапись должна быть представлена в суд на защищенном носителе, не позволяющем перезаписать или изменить информацию на нем в дальнейшем. Для этих целей используются оптические диски CD-R или DVD-R.
  • Вместе с аудио- или видеозаписью «в комплекте» должна идти стенограмма – письменная запись зафиксированного разговора или описание записанного на видео события. При составлении стенограммы аудиозаписи необходимо указать, кому принадлежат записанные голоса и какие фразы произносятся. В случае со стенограммой видеозаписи требуется также описать, какие действия совершаются в то или иное время (например, «6 мин. записи – 10 мин. записи: ответчик пересчитывает денежные средства»).
  • Если требуется предоставление нескольких видеозаписей (к примеру, с разных камер наблюдения) либо если исходная видеозапись достаточно длительна, то наряду с ней можно предоставить нарезку из наиболее показательных фрагментов. Первоначальные записи при этом также должны быть предоставлены суду.
  • Файлы, представляемые в суд, нельзя корректировать или изменять даже для того, чтобы улучшить изображение с помощью цветокоррекции. При необходимости «подсветить» важную деталь лучше всего в дополнение к исходной записи приобщить к делу измененную копию с указанием на то, для каких целей и с помощью какой программы был изменен исходный файл.

Важно! Необходимо быть готовым к тому, что суд захочет прослушать или просмотреть запись в судебном заседании, поэтому рекомендуется озаботиться технической возможностью ее воспроизведения в суде (которой у самого суда зачастую нет): взять с собой ноутбук с дисководом.

Что касается фотографий, то они могут быть представлены в суд как на оптическом диске, так и в распечатанном виде. Основная проблема при их использовании заключается в доказывании периода времени, когда они были сделаны или места, в котором было произведено фотографирование.

Например, ответчик, незаконно занимающий земельный участок истца нестационарным объектом, может оспаривать произведенные последним фотографии, на которых виден этот объект, указывая на то, что фото произведено до того, как он якобы добровольно демонтировал постройку.

В связи с этим рекомендуется проводить фотофиксацию нарушений с включенной функцией временной метки и геолокации (если это технически возможно).

Также необходимо помнить, что не все цифровые записи и фотографии могут быть приняты судом в качестве доказательств. Суд может признать недопустимыми:

С мая 2016 года суд обязан принимать в качестве доказательства фото-, видео- и аудиозаписи

25 мая 2016

110

Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

С начала мая 2016 года, суд, рассматривающий административные нарушения, обязан принимать в качестве доказательства фото-, видео- и аудиозаписи.

Раньше приобщить такого рода доказательства к материалам дела было проблематично. А такая необходимость, возникала чаще всего у участников дорожного движения.

Насколько теперь им проще будет защищать свои права читайте в этой статье.

Федеральным законом от 26.04.2016 N 114-ФЗ в ч. 2 ст 26.7 КоАП РФ устранены разночтения в вопросе, относить ли фото-, видео- и аудиозаписи к доказательствам или нет.

Имевшиеся в статье слова «могут быть отнесены» заменены словом «относятся».

Тем самым с 7 мая 2016 года суд ОБЯЗАН принять любые фото-, видео- и аудиозаписи в качестве доказательства по делу об административном правонарушении, независимо от того, какими приборами они сделаны и из каких источников получены.

  • Благодаря данным изменениям многие автолюбители получат возможность укрепить свою позицию при административном разбирательстве или и вовсе доказать свою невиновность.
  • Но необходимо понимать, что судебное разбирательство сложный процесс и не один доказательный материал не может иметь заранее установленную силу или приоритет.
  • Например, запись с видеорегистратора, на которой отчетливо видно, кто является виновником ДТП, не может значить для судьи больше, чем протокол или схема ДТП, составленные сотрудником ГИБДД.
  • Суд всегда производит оценку важности доказательной базы самостоятельно и выносит решение объективно, учитывая все материалы по делу.
  • Помимо этого, потребуется время для формирования новой правоприменительной практики.
  • К примеру, еще до введения указных изменений суды часто приобщали к материалам дела записи с видеорегастраторов, но при их оценке указывалось на то, что неизвестно, когда, кем и где данная видеозапись была осуществлена.
  • Тем самым доказательство теряло свою ценность.

Есть риск, что данная тенденция первое время продолжится. К тому же, на данный момент, не все залы судебного заседания оборудованы средствами просмотра видеозаписи и непонятно каким образом право ссылаться на видео будет реализовано участниками процесса.

Безусловно, это правильная законодательная инициатива, которая поможет декоррумпировать судебные процессы по административным правонарушениям и даст больше возможностей обжаловать несправедливые судебные решения, но панацеей решения административных споров она не является.

Адвокат Правового Центра Европейской Юридической Службы Максим Бескровных

Видеозаписи как доказательство в суде — что надо знать

К нам часто обращаются клиенты с намерением установить видеонаблюдение для получения видеозаписей с последующим представлением их в суде в качестве доказательств.

Люди твердо уверены, что смогут, таким образом, не просто получить какие-то приметы или другую информацию о случившемся, но и что-либо однозначно доказать. Как правило, в свою пользу.

Читайте также:  Какую зимнюю резину поставить на киа рио

Так ли это на самом деле? Действительно ли можно вот так просто: взять флэшку, записать на неё интересующий момент с домашнего видеорегистратора и представить на заседании в суде как доказательство чего-либо (например, измены)?

Ждёт ли вас разочарование?

В реальности всё очень непросто. Многие явно живут в своей собственной вселенной, в которой всё происходит по их правилам.

Сталкиваясь с реальностью, такие люди бывают очень удивлены и обескуражены. Особенно когда всё происходит совсем не так, как они полагали. Теряются драгоценные нервы, время и деньги.

Зря потраченные на установку системы видеонаблюдения. Давайте разберемся, зря или нет.

Дело в том, что порой юристы и даже суды не могут толком разобраться в данном вопросе. Что говорить об обычных людях, которые попадают в различные неприятные ситуации и надеются с помощью установки видеонаблюдения представить доказательства в суд и решить свои проблемы.

Что говорит закон про доказательства?

Первое и самое главное, что надо запомнить — доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Сюда же, естественно, относятся и видеозаписи. Если записи были получены с нарушением закона, то никакой доказательной силы они не будут иметь по определению.

Под нарушением закона обычные люди чаще всего понимают какие-то явные злодеяния. Когда кто-то нехороший делает что-то плохое. А когда мы просто берем флэшку и просто сбрасываем на неё запись – ну какое же это нарушение?

В судебном заседании может быть представлена любая видеозапись, если она была получена без нарушения действующего законодательства. Но будет ли она признана допустимым и относимым доказательством – точно сказать нельзя.

Проблема в том, что сама по себе видеозапись, как правило, не несёт в себе никакой информации о времени, месте и обстоятельствах, при которых она была получена. А также о лице, которое эту запись произвело.

Вся эта информация предоставляется отдельно от записей, поэтому может не соответствовать действительности. Сами записи могут быть направлены на экспертизу, которая может только проверить их подлинность.

Время на регистраторе могло быть сбито, а сама запись могла быть произведена вообще в другом месте.

Поэтому важно понимать, что файл с записью на флэшке, который вы скопировали со своего видеорегистратора, скорее всего, не будет являться доказательством в суде. Представить такое доказательство конечно можно, но любой грамотный юрист легко сможет его отклонить.

Что на практике?

Обычно видеозаписи широко используются в следственных действиях для получения различных примет и другой ценной информации: время происшествия, возможно место, круг участников, другие обстоятельства. Возможно номер машины или даже фотографии подозреваемых.

Поэтому следственные органы первым делом стараются изъять записи видеонаблюдения. Чаще всего вместе с оборудованием. Обязательно в присутствии понятых. Хозяин оборудования имеет право сделать и оставить себе копию видеозаписей. Кто знает, не потеряются ли изъятые записи. Надёжнее сделать копию.

Чаще всего суды отклоняют видеозаписи в качестве доказательств по различным причинам. Если вы намерены представить на заседании суда свою видеозапись в качестве доказательств, то стоит заранее узнать, почему она может быть отклонена и какие меры стоит принять для предотвращения такого отклонения.

Конституция РФ, ст. 23,24

Рассмотрим ещё один важный момент, который может повлиять на возможность приобщить  видеозаписи к доказательствам в суде. Это неприкосновенность частной жизни, которая закреплена основным законом – Конституцией РФ. Это статьи 23 и 24.

Статья 23

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну… […]

Статья 24

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.[…] Законом (Конституцией РФ) однозначно запрещено получать сведения о частной жизни, личной и семейной тайне гражданина без его согласия.

Что понимается под согласием?

Всё нормально, если человек даёт своё согласие. Но как это согласие может выражаться?

Подобное согласие – по правовой природе является односторонней сделкой и может быть дано лицом, в том числе, в устной форме, а также посредством совершения каких-то действий, явно свидетельствующих о воле лица на дальнейшее использование полученных видеозаписей. Под такие действия попадает раскрытие сведений о своей частной жизни самим лицом или по его воле.

Полученные в таких обстоятельствах видеозаписи не могут быть признаны нарушающими право на неприкосновенность частной жизни.

А можно законно получить видеозапись без согласия лица?

Да, можно, если они были получены:

  • при условии, что информация о частной жизни лица стала ранее общедоступной;
  • с санкции компетентных органов (санкция прокурора или решение суда);
  • в местах свободного общего посещения (собрания, концерты, стадионы и т.д.) при условии, что информация о частной жизни не была основной целью съемки.

Что такое частная жизнь?

Чтобы не нарушить её, надо знать, что же это такое.

Понятие частной жизни является очень широким и не поддаётся исчерпывающему описанию, т.к. оно охватывает не только физическую, но и моральную жизнь человека.

С юридической точки зрения принято считать частной жизнью ту область жизнедеятельности человека, которая касается только лично его, если она не носит противоправный характер. Также частная жизнь не подлежит контролю общества и государства.

Видеонаблюдение может быть приравнено к сбору информации о частной жизни, что без согласия лица является незаконным.

Сексуальная ориентация и половая жизнь – относятся к частной жизни. Информация о взаимоотношениях между членами семьи является семейной тайной и также относится к частной жизни.

Причем семейные отношения (и частная жизнь) могут происходить не только на территории частной собственности (квартира, дом, автомобиль и т.п.), но и происходить в местах общего пользования.

При этом демонстрация своей частной жизни приравнивается к согласию лица на раскрытие своей частной жизни.

Рекомендации по использованию видеозаписей в суде

Учитывая вышесказанное, можно сформулировать несколько рекомендаций, которые помогут увеличить ваши шансы на принятие судом полученных видеозаписей в качестве доказательств.

Привязка ко времени

Очень желательно, чтобы регистратор (устройство видеозаписи) отображал на записях текущие время и дату. Желательно использовать только такие модели.

Дата и время «вшивается» в изображение и становится неотделима от самих видеозаписей. При этом очень важно иметь оригинал такой записи.

В случае сомнений суд может назначить экспертизу подлинности доказательств, которая проводится только на оригинале. Сохранённая копия на флэшке не подойдет.

Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года На видеозаписи очень желательно чтобы была дата и время

Если это необходимо, то экспертиза должна установить расхождение внутреннего времени регистратора с текущем временем. Это поможет точно привязать ко времени представленную видеозапись.

Предоставляйте доказательства быстро

При анализе доказательств суд может обратить внимание на время, прошедшее с момента происшествия до момента представления доказательств. Если это время существенно, то у суда может возникнуть обоснованное сомнение в подлинности записей.

Есть даже такое понятие – «время легализации». При экспертизе подлинности определяется примерный срок, требуемый на подделку видеозаписи.

Если ваша запись поступила позже срока легализации, то шансов у нее будет очень мало, что её приобщат к делу в качестве доказательства.

Поэтому в данном случае рекомендация предоставлять свои доказательства как можно быстрее. Это немного странный, но поверьте, очень важный момент, упускать который из вида нельзя!

Возможен случай, когда представленные доказательства помещают в (банковскую) ячейку для обеспечения сохранности (при понятых). В случае особой важности рекомендуем ходатайствовать о таком шаге.

Привязка видеозаписей к месту

Кроме прочего, видеозапись необходимо привязать к месту происшествия. Как правило, это также делается с помощью экспертизы. Для этого исследуется не только сама запись и устройство записи, но и видеокамера, с которой эта запись была произведена.

Очень важно до такой экспертизы сохранить саму видеокамеру именно в том месте и положении, в котором она находилась в момент записи. Возможно потребуется сравнить представленную запись с записью, которые будет выдавать камера (важно, чтобы они совпадали по месту и по обстановке).

Идеально, если место происшествия попадает в обзор не одной, а двух или более камер. В таком случае записи с разных камер как бы подтверждают друг друга.

Качество видеозаписей

К сожалению, в жизни люди склонны экономить там, где они не ждут проблем. Видеозапись плохого качества подделать легче, поэтому к ней доверия у суда тоже будет меньше. К тому же на видеозаписи хорошего качества можно рассмотреть какие-то детали, которые могли сразу не попасть в поле внимания.

При установке системы видеонаблюдения имеет смысл оценить, насколько вероятно последующее использование полученных записей в суде. Если такая вероятность высока, то надо заранее позаботиться об установке более качественного оборудования.

Длительность видеозаписи

Чем длиннее запись, тем сложнее её подделать, тем большее доверие она получит в суде. Старайтесь предоставить как можно более длинную и непрерывную запись.

Читайте также:  Новые требования на техосмотре с 1 ноября 2019 года

Необычные рекомендации

Кроме описанных выше, можно дать ещё несколько необычных рекомендаций по работе с видеозаписями в случае возможного будущего судебного разбирательства. Никогда не стоит ни чем пренебрегать, если это может вам помочь, хотя бы даже теоретически. Тем более если случай серьезный, и от данного видеоматериала многое зависит.

Покажите видеозапись нескольким людям

Перед тем как отдавать запись следователю или кому-то ещё, имеет смысл показать её 2-3 людям, которые в будущем смогут подтвердить просмотренный материал. Эти люди станут вашими свидетелями.

Опубликуйте видеозапись на YouTube

Конституционный суд России: отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения

Вопрос, обязаны ли суды прослушивать аудио и просматривать видеозаписи в ходе уголовных процессов, был поставлен мною несколько лет тому назад перед Верховным и Конституционным судами, то есть задолго до нашумевшего решения судьи Криворучко, отказавшего защите Павла Устинова в просмотре видеозаписей.

https://www.youtube.com/watch?v=BCuD7eMyBr8

Статья 284 УПК РФ устанавливая, что вещественные доказательства должны быть осмотрены в суде, не содержит требования об их исследовании с применением технических средств с целью извлечения информации, недоступной при простом визуальном осмотре.

Именно этим и воспользовалась во время судебного процесса в 2013 году в отношении меня (в то время начальника отдела Московской межрегиональной транспортной прокуратуры) судья Мещанского суда Гудошникова Е., которая разрешила по ходатайству защиты осмотреть (визуально) CD диски с аудио и видеозаписями, приобщенные следствием в качестве вещественных доказательств, но отказала в их прослушивании и просмотре.

Мосгорсуд и Верховный суд в свою очередь на последующие апелляционные и кассационные жалобы разъяснили, что требования ст. 284 УПК РФ об осмотре вещественных доказательств судьей были соблюдены.

Конституционный суд, куда я обратился, пошел еще дальше, фактически сделав вывод, что отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения.

Ходатайство защиты о прослушивании аудиозаписей дважды было заявлено в суде первой и апелляционной инстанциях не просто формально, а со ссылкой на то, что следователь ГСУ СК по Москве Лопаткин во время составления протоколов осмотра (стенограмм) не только дополнил «в интересах следствия» сказанное и несказанное на этих аудиозаписях, но и скрыл зафиксированный факт телефонного звонка и разговора, «обнародование» которого в суде подтверждало доводы защиты о подстрекательских действиях заявителя – адвоката Ивана Кидяева и сотрудников ГУЭБиПК МВД РФ (арестованных через полгода за проведение аналогичных ОРМ, но уже в отношении сотрудника ФСБ).

Стоит ли говорить, что в обвинительном приговоре 13 декабря 2013 года судья Гудошникова Е.А., обосновывая вину, сослалась на аудио и видеозаписи разговоров и протоколы (стенограммы) осмотра CD дисков, составленные следователем Лопаткиным.

Пройдя все судебные инстанции и не добившись соблюдения/восстановления права на прослушивание в суде аудиозаписей, следующим моим шагом было обращение в Конституционный суд РФ.

Так как все судебные инстанции, включая Верховный суд, заявили о соблюдении требований ст. 284 УПК РФ при простом визуальном осмотре CD дисков, напрашивался только один вывод, что эта статья УПК РФ не в полной мере соответствует Конституции РФ и обеспечивает защиту прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом.

Нередко Конституционный суд при рассмотрении обращений на нарушение прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, при его соответствии Конституции, отказывая в рассмотрении жалоб делают вывод, что этот закон просто неправильно был применен в конкретном деле.

Не скрою, особых иллюзий на то, что положения ст. 284 УПК РФ будут признаны противоречащими Конституции я не питал.

Надежда была на очевидный и логичный вывод в определении об отказе в рассмотрении жалобы, что суд первой инстанции неправильно применил положения этой статьи в моем деле.

В последующем это давало бы мне возможность апеллировать к определению Конституционного суда при обжаловании приговора в Верховном суде.

Мотивировка обращения в Конституционный суд была проста.

Осмотр вещественных доказательств является простым способом их исследования, при котором суд, а также иные лица с помощью своих органов чувств непосредственно убеждаются в существовании, характере и внешних индивидуальных признаках (размеры, форма, цвет и др.) определенных предметов материального мира, связанных с обстоятельствами уголовного дела.

Для визуализации индивидуальных свойств, признаков и видимых, маловидимых и невидимых следов преступления, извлечения невидимой информации необходимо применение технических средств при осмотре вещественных доказательств.

В конкретном моем деле нормы уголовно-процессуального законодательства и сложившаяся ситуация не позволила осмотреть в суде вещественные доказательства — CD диски с применением компьютерной техники путем прослушивания аудиозаписей и извлечения информации из свойств аудиофайлов о дате их создания, и как следствие, — обратить внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для дела.

https://www.youtube.com/watch?v=MlUsxZFn1Z4

Конституционный суд своим определением от 24 ноября 2016 года ожидаемо отказал в принятии моей жалобы к рассмотрению, не увидев никакой неопределенности при применении ст. 284 УПК РФ, указав, что она применяется во взаимосвязи с иными нормами уголовно-процессуального кодекса.

Далее, судьи Конституционного суда, разгадав мой нехитрый план и не желая подставлять коллег по цеху, а так же давать мне определенные козыри, указали в своем определении, что «настаивая на прослушивании аудиозаписей в судебном заседании, Д.В.

Евдокимов утверждал об имевшей место со стороны сотрудников правоохранительных органов провокации на совершение преступления.

Между тем данный довод был исследован судами и получил оценку исходя из совокупности собранных по уголовному делу доказательств».

Тем самым, Конституционный суд не только уклонился от вывода, что в моем деле неправильно была применена ст. 284 УПК РФ при отказе судом в прослушивании аудиозаписей, но и фактически сделал вывод, что суду не обязательно было прослушивать аудиозаписи, так как мой довод о провокации был опровергнут совокупностью других доказательств обвинения…

Аудио- и видеозаписи как доказательства в трудовом споре

Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Что нужно предпринять? Какие документы подписать с работником и как запросить его согласие? Возможно ли использование в суде стихийной видеосъемки на камеру мобильного телефона или аудио­записи переговоров с работником во время сложного увольнения? Можно ли отказаться от согласия на аудиозапись, чтобы потом суд не принял ее в качестве доказательства? Как составить текст ходатайства? Нужно ли делать расшифровку и пр.?

Не сложно представить ситуацию, когда сотрудник и работодатель оказались по разные стороны баррикад и дело дошло до суда. Каждый будет пытаться любыми способами доказать свою правоту и убедить судью, что именно он прав в спорной ситуации.

И нередко стороны в доказательство неправомерного поведения второй стороны приносят в суд аудио- и видеозаписи.

Работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения в офисных и рабочих помещениях, а работники, когда дело «пахнет жареным» (конфликтом), не выпускают из рук телефоны, тщательно фиксируя на диктофон все разговоры.

Но судебные органы обязаны руководствоваться не только словами и объяснениями сторон или свидетелей, но и иными доказательствами, которые помогут установить фактические обстоятельства дела. Поэтому необходимо разобраться, будут ли к числу таких доказательств относиться аудио- и видеозаписи. Выясним, какие требования имеются к таким записям, чтобы их можно было предъявить в суд.

Согласно абз. 1 ч. 1 ст.

 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), доказательства – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Таким образом, закон позволяет сторонам конфликта доказывать свою позицию, в том числе с помощью аудио- и видеозаписей.

Если сотрудник или работодатель планируют предъявить в суд такую запись, следует заранее уточнить, есть ли в суде возможность прослушивания или просмотра записи.

На практике может не оказаться необходимого ноутбука или телевизора. В этом случае стороне желательно самостоятельно позаботиться о предоставлении средства связи.

Лицо, которое направляет в суд аудио- и (или) видеозапись на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ).

Судебная практика

Суд исключил из состава доказательств представленную аудиозапись переговоров истицы с ответчиком, поскольку не было указано, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Доказательств законности получения данной аудиозаписи также не имеется. Таким образом, аудиозапись разговора сторон не отвечала требованиям положений ст.

 77 ГПК РФ (апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2016 по делу № 33-29583/2016).

В другом деле истица пыталась доказать принуждение к увольнению по собственному желанию и просила суд приобщить стенограмму аудиозаписи служебного разговора между ней и руководителем. Суд отказал в ее просьбе и указал, что запись велась с нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ, а также ст. 77 ГПК РФ.

Видно, что запись не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых она осуществлялась, сведения о выполнявшем ее лице.

Кроме того, суд отметил, что для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, оценивает допустимость и относимость представленных доказательств (апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2015 по делу № 33-26927/15).

Как видите, суд довольно строг в отношении такого рода доказательств. Если во время записи не были соблюдены требования закона к порядку оформления записи, то она может быть исключена из числа доказательств по делу. В этом случае сотрудник или работодатель уже не смогут ссылаться на разговор на пленке.

Читайте также:  Руководства по эксплуатации volkswagen multivan

Следует обратить внимание на нормы Конституции РФ, на которые в одном из указанных дел ссылался суд. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. А в ч. 1 ст. 24 Конституции РФ отмечено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Указанные требования закона защищают граждан от незаконного вторжения в их частную жизнь, обнародования личной переписки и незаконной слежки.

Давайте разберемся, можно ли установить в офисе организации скрытые камеры видеонаблюдения.

Если не уведомить сотрудников о том, что за ними ведется видеонаблюдение, это можно считать негласным получением информации. Согласно ч. 6 ст. 6 Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), запрещено использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Такое право предоставляется только оперативным подразделениям госорганов, наделенных полномочиями законом (ст. 1 Закона об ОРД).

Компании не относятся к числу лиц, которым разрешается вести скрытое видеонаблюдение. Поэтому слежка за сотрудниками будет вне закона. Записи, полученные подобным образом, нельзя будет использовать в суде в качестве доказательств.

Видеонаблюдение в офисе

  • Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Работодателю следует предпринять следующие действия (Схема 1):
  • 1) издать приказ о введении системы видеонаблюдения в компании с указанием даты начала эксплуатации видеокамер. Приказ можно оформить в произвольной форме (Пример 1);
  • 2) получить от работников в письменном виде согласие на ведение видеосъемки (Пример 2);

3) разработать и утвердить отдельный локальный нормативный акт (например, Положение о системе видеонаблюдения в организации), в котором определить, где ведется видеозапись, время съемки (например, с 09.00 до 18.

00), цель установления камер, сроки хранения видеозаписей, в каком порядке они подлежат уничтожению;

4) внести изменения в Правила внутреннего трудового распорядка (ПВТР) (Пример 3) и Положение о персональных…

Нет видеозаписи

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но Верховный суд напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем. По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП). В документах по Молотову указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было. 

ЗАЯВИТЕЛЬ: Иван Молотов*

СУТЬ СПОРА: Дело об обжаловании административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП 

РЕШЕНИЕ: Ранее вынесенные акты отменить, производство по делу прекратить

В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб.

штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить.

Несмотря на это, апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил: процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст.

25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3).

Процедура имеет значение 

Руководитель практики уголовного и административного права ООО Федеральный рейтинг.
, адвокат Алёна Зеленовская считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением.

«Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным. Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов.

По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства», – отметила Зеленовская.

«ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2, N 19-АД18-3)»

Александр Самухов, адвокат, партнёр Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право 22место По выручке на юриста (более 30 юристов) 22место По количеству юристов 37место По выручке Профайл компании
 

«Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно.

Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения.

В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда», – объяснила Зеленовская.

* – имя и фамилия изменены редактором.

Гд не разрешит приобщать видеозаписи, как доказательства в уголовных и гражданских делах

Сейчас эти материалы могут относиться к доказательствам, но только если так решит суд. Думский комитет по госстроительству и законодательству не видит повода менять регулирование. Эксперты, в свою очередь, считают это решение недальновидным.

Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству планирует рекомендовать депутатам отклонить два законопроекта, которые предлагают в обязательном порядке приравнивать фото- и видеосъемку, а также аудиозаписи к доказательствам по уголовным, арбитражным и гражданским делам. Такое решение комитет может принять 15 декабря, рассказали «Известиям» несколько собеседников в комитете.

Законопроекты внесли в Госдуму в марте нынешнего года единоросс Дмитрий Вяткин и глава комитета СФ по конституционному законодательству Андрей Клишас.

Они ссылались на то, что в Кодексе об административных правонарушениях весной 2016 года появилась аналогичная норма об обязательном отнесении фото- и видеозаписей к доказательствам по административным делам.

Эти поправки в Уголовно-процессуальный, Арбитражный и Гражданский процессуальный кодексы, по их мнению, способствовали бы унификации законодательства.

Сейчас такие материалы могут приниматься в качестве доказательства по уголовным, гражданским и арбитражным делам, но только по усмотрению суда. Именно на это указало правительство в своих отрицательных отзывах на проекты законов.

Из правительственных документов следовало, что законопроекты не учитывают принцип свободы оценки доказательств и правила ее проведения, закрепленные в процессуальных кодексах.

Так, например, в УПК говорится о том, что судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь и дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Кроме того, каждое доказательство оценивается с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

Думский комитет по госстроительству, вероятно, поддержит  точку зрения правительства, отметив, что неопределенности в вопросе отнесения видеозаписей к доказательствам нет. В частности, в комитете могут обратить внимание на то, что согласно УПК никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а фото- и видеоматериалы могут признаваться одним из видов доказательств.

Проблема приобщения аудио- и видеозаписей к делу достаточно серьезная и часто встречается в адвокатской практике, рассказали опрошенные «Известиями» эксперты.

— Адвокаты и сейчас наделены правом самостоятельно собирать доказательства, но реализовать его крайне сложно. Вопрос передачи их следователю и правильной оценки до сих пор очень непросто решается. Зачастую следствие не принимает их от адвокатов, а суды не рассматривают.

Либо рассматривают, но не дают оценку в приговорах, то есть не принимают в качестве допустимых доказательств. Это порождает большое количество судебных ошибок и как следствие — вынесение неправосудных приговоров. Необходимо внедрять такую практику (использования в качестве доказательств аудио- и видеофайлов.

— «Известия»), — считает адвокат Оксана Михалкина.

Это распространенная проблема, согласен с коллегой адвокат Алексей Михальчик.

— На практике ограниченный перечень таких доказательств принимается судами, те данные, которые защита пытается приобщить, зачастую отвергаются судьями.

При этом по административным делам суды без особых проблем принимают записи с видеорегистратора.

Я считаю, что нужно обязать суд приобщать к делу записи по ходатайству адвокатов, а уже впоследствии с помощью экспертиз оценивать их и уже в приговоре принимать окончательное решение, — убежден эксперт.

Источник: Известия 

Ссылка на основную публикацию